478.2
-0.31
559.83
-1.08
8.05
+0.02
+23
Погода в Ереване
Рус
Сергей Маркедонов: Грузия меняет власть, но не курс
16:09
08 Ноября 2013

ЕРЕВАН, 8 ноя - Новости-Армения. Грузия выбрала нового президента. Какой станет ее внешняя политика, что можно ждать России и другим соседям, РИА Новости рассказал политолог Сергей Маркедонов (с мая 2010 по октябрь 2013 гг. – приглашенный научный сотрудник Вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (США)). 

- Как вы думаете, какую политику будет проводить новый президент Грузии?

– На самом деле, главная интрига, конечно же, не президентские выборы, а утверждение нового премьер-министра и выстраивание отношений с уходящим Бидзиной Иванишвили. Формально лидер «Грузинской мечты» покидает свой пост. Но вот превратится ли он в почетного отставника – большой вопрос. 

Эти президентские выборы в Грузии зарифмованы с изменением системы власти и управления. В соответствии с конституционными поправками, президент в значительной степени теряет свой политический вес. Только что избранный Маргвелашвили не будет тем президентом, каким был Саакашвили. Я не имею в виду его персональные черты, я говорю о его функциях как президента. Его полномочия будут похожи на полномочия президента Германии или Италии. Он станет фигурой, символизирующей государство, неким арбитром, но не человеком, вырабатывающим конкретные решения.

Однако надо учесть, что политическая система практически в любой постсоветской стране – транзитная, переходная. Например, Молдавия. Ее рассматривают как классический пример парламентской республики, но там был президент Воронин, которого никак нельзя было назвать свадебным генералом. Опять же не потому, что конституция так позволяла, а потому что Воронин так себе позволял.

Маргелашвили как политик пока что – tabula rasa. Он еще ничем себя не проявил, довольно долгое время был вообще вне политики. Год назад про профессора Маргвелашвили практически никто не знал, кроме его студентов и коллег. Голосовали не за него, голосовали «Грузинскую мечту». Это креатура Иванишвили. И это многое объясняет, если не все.

Думаю, не стоит ждать от нового президента прорывов или изменений в отношениях с Россией и другими соседями.

Главная интрига – как поведет себя тот, кто сменит премьера Иванишвили, который уходит в отставку 24 ноября. Имя преемника названо, им стал министр внутренних дел Ираклий Гарибашвили, своей карьерой обязанный уходящему главе правительства.

Что касается политики Грузии в целом, то она будет не проамериканской и не пророссийской. Она будет прогрузинской – так, как грузинская элита понимает эту ситуацию. Она может казаться нам неправильной, но вот народ Грузии, политические группы влияния, ее элита понимают это так.

Теоретически сейчас в Грузии почти все готовы налаживать отношения с Россией. Но тут есть важный нюанс – и политики и обыватели скажут, что с Россией надо дружить, нормализовывать отношения. Однако когда встает вопрос: а как это сделать, какой алгоритм действий? – ответа нет. Потому что нет готовности грузинского политического класса менять что-либо по отношению к Абхазии и Южной Осетии.

- То есть политика Грузии в отношении Абхазии и Южной Осетии не изменится. А значит, на реальную нормализацию российско-грузинских отношений рассчитывать не приходится?

– Политика продолжения непризнания является прямым вызовом российским интересам, потому что эта политика базируется на том, что никакой Абхазии и Южной Осетии не существует, а есть «марионетки Кремля». Следовательно, нет смысла искать какие-то пути выхода из кризиса, и так далее.

Путь этот тупиковый, потому что у Абхазии и Южной Осетии есть своя мотивация к независимости – плохая ли, хорошая ли, про это мы не говорим. Ключевой момент здесь в том, что она есть. Если даже представить себе, что завтра Кремль вдруг скажет, что нам неинтересны ни Абхазия, ни Южная Осетия, пусть живут, как хотят, это не будет означать, что данные территории станут частями единой Грузии. Этот момент очень важно понимать.

От нормализации российско-грузинских двухсторонних отношений в ближайшее время не надо ждать многого. Проблема в том, что люди придумывают себе какие-то фантомы, мол, если нормализация, значит, все должны сразу помириться, а потом разочаровываются.

- Грузия в лице и Саакашвили, и Иванишвили, и, судя по всему, нового президента тоже, заявляет, что курс страны на вступление в НАТО продолжится. По вашему мнению, чем для НАТО является Грузия – это источник «живой силы» в ее операциях или плацдарм для закрепления на Кавказе? И как на это реагировать России?

- Во-первых, конечно, источник живой силы. Не будем об этом умалчивать. Вспомните дискуссии 89-го года, когда говорили о том, что «маразматический брежневский режим наших мальчиков отправляет в Афганистан». Хорошо, сейчас нет этого режима, он отправился на свалку истории. Тогда что же забыли грузинские мальчики в Афганистане? Это как-то решает проблему Абхазии, Осетии, Грузии? Могли бы и не участвовать, наверно, в этом.

Но в то же время есть исходные данные: население считает, что Россия виновата в проблемах Грузии. Москва, считается, давит на нее, оказывает негативное воздействие. Как защититься? С помощью Турции, Ирана? Нет, не получается. Исторически сложилось так, что с этими странами у Грузии тоже сложные отношения. Остается НАТО – что-то далекое, симпатичное, богатое. У многих грузинских граждан дети, родственники живут в западных странах, учатся, зарабатывают. Почему бы там что-то не поискать?

А геополитически Кавказ – это предбанник многих сложных проблем. Тут и Черное море, и Каспий, и Иран, и Азербайджан, и Турция. И для Запада желательно иметь там какие-то позиции. Хотя в этом плане Грузия не так критически важна, как Турция или Иран. Поэтому, может быть, и политика западных стран по отношению к Кавказу часто реактивна – просто это не главный их приоритет.

Для России страны Кавказа – соседи, притом Россия имеет свой Кавказ, поэтому все кавказские события для нее крайне важны. Кавказ для Запада – это пазл, часть больших конструкций.

К России можно относиться по-разному, но любой западный политик понимает, что это большой игрок, с которым нужно считаться, и не стоит влезать с ней в какую-то глубокую конфронтацию. Поэтому курс на нормализацию, на самом деле, вполне был бы Западу выгоден.

- Давайте все-таки вернемся к главной интриге – почему, на ваш взгляд, Иванишвили не стал задерживаться на своем посту?

- Отчасти я понимаю, почему Иванишвили уходит – человек столько много надавал обещаний, а по ним же платить надо. Как бизнесмен он прекрасно понимает, что это невозможно.

- То есть в какой-то степени он уходит от ответственности?

- В какой-то степени, да. А потом, он же уходит на пике популярности. Наше постсоветское сознание, оно довольно дискретно. Был Иванишвили, вроде как надежда была. Ушел он – и вдруг проблемы пошли, денег меньше стало.  Ага, это, наверно, виноват тот, кто пришел.  А с тем было классно и хорошо. Поэтому тут есть и такой вариант – уйти, чтобы вернуться. Потом, через 3-4 года, его, может быть, на руках носить будут.

Тем не менее, сейчас политик номер один в Грузии – это Иванишвили. А формально он уходит. Его коалиция – это шесть разных организаций, у которых нет идеологического стержня. По сути, это партия ненавистников Саакашвили и любителей Иванишвили. Кроме этого я не вижу у них какой-то общей стратегической цели.

Если уходит Иванишвили, тогда возникает вопрос: а что будет удерживать «Грузинскую мечту»? Имя преемника названо. Как мне представляется, нынешний министр внутренних дел, скорее всего, получит поддержку в парламенте. А дальше – уравнение со многими неизвестными.

Вообще парламентская республика – это замечательная идея тогда, когда у вас есть партии. Реальные партии, возникающие вокруг какой-то идеи, а не вокруг личности. Пока сложно говорить, что в Грузии такое есть. Это все некоторая незрелость переходного режима. В  Грузии, хоть и 20 лет прошло, эта незрелость еще сохраняется.

- Вы прогнозируете, что для  Грузии наступают сложные времена?

- В каком-то смысле, да. Но они могут их преодолеть. То, что сейчас в Грузии происходит мирная передача власти, впервые за период с распада Советского Союза, это уже большой плюс. Это играет огромное значение для будущего Грузии. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. -0-

Loading...
Материалы по теме
Другие материалы раздела
12:26
17 Августа 2017
Решение Кнессета о признании Геноцида армян маловероятно - Элькин
В нашей парламентской традиции, как правило, декларации подобного рода не принимаются, сказал он
19:06
16 Августа 2017
Посредники надеются на встречу лидеров Армении и Азербайджана
Сопредседатели Минской группы ОБСЕ работают над организацией встречи глав МИД Армении и Азербайджана в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН, а также надеются на встречу президентов двух стран
11:37
16 Августа 2017
ЕАЭС создает единое воздушное пространство
Руководство Евразийского экономического союза (ЕАЭС) договорилось о создании общего воздушного пространства
13:41
14 Августа 2017
Дата следующего заседания Евразийского межправсовета в Ереване может быть перенесена
Мы, когда в узком составе обсуждали, другую дату согласовывали, сказал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев
20:23
13 Августа 2017
Израильские операторы БПЛА отказались атаковать армянские цели по просьбе азербайджанцев
Азербайджанские военные попросили, чтобы возможности новой техники были продемонстрированы в ходе реальных боевых действий против армянской армии, и получили отказ
16:17
08 Августа 2017
Президент Ирана сделал важное политическое заявление, в первую очередь, адресованное Азербайджану – эксперт
Визит президента Армении Сержа Саргсяна в Иран стал очень знаменательным в политическом, экономическом плане и в контексте безопасности, заявил во вторник журналистам иранист Армен Исраелян
15:35
08 Августа 2017
Отношения Армении и Ирана выходят на новый уровень – эксперт
Отношения Армении и Ирана выходят за рамки обычных двухсторонних отношений, считает директор Института востоковедения НАН Армении, политолог Рубен Сафрастян
14:54
08 Августа 2017
Армянский политолог ожидает рост активности США в карабахском урегулировании
В ближайшее время возможен рост активности со стороны США в вопросе карабахского урегулирования, считает директор Института востоковедения НАН Армении, политолог Рубен Сафрастян
16:12
06 Августа 2017
Президенты Армении и Ирана обсудили возможности урегулирования карабахского конфликта
Президент Армении Серж Саргсян встретился в воскресенье с новоизбранным президентом Ирана Хасаном Роухани, инаугурация которого состоялась накануне
12:03
06 Августа 2017
“Отец народов” планировал присоединить к СССР Турцию и вернуть армянские земли
В августе 1941 года появились сведения, что на границе с Арменией Турция сосредоточила около миллиона солдат, чтобы оккупировать советскую часть Закавказья
19:04
05 Августа 2017
Президент Армении принял участие в инаугурации иранского коллеги
Саргсян прибыл в Исламскую республику Иран с рабочим визитом
14:02
04 Августа 2017
Турецкий суд освободил четырех подозреваемых по делу Гранта Динка
19 января 2017 года исполнилось 10 лет со дня убийства редактора армяно-турецкой газеты "Агос" Гранта Динка