484.75
-0.5
571.76
+2.32
8.19
+0.01
-1
Погода в Ереване
Рус
22 июня. Вечные вопросы
17:47
22 Июня 2009

День памяти и скорби, 22 июня, всегда будет возглавлять список черных дат российской истории, как символ абсолютной трагедии, страшнее которой может быть только поражение с последующей капитуляцией и исчезновением страны. Тем не менее, и вокруг этой даты ведутся ожесточенные споры. Особенно активизировались они после распада СССР, когда в ряде стран бывшего СССР и в Восточной Европе начались кампании по пересмотру истории Второй Мировой войны и особенно – роли в ней Советского Союза.

Самые распространенные утверждения ревизионистов относительно даты вступления СССР в войну, можно разбить на две группы. Первые утверждают, что 22 июня стало лишь датой начала очередного этапа войны, в которой СССР якобы участвовал с сентября 1939 – с момента присоединения Западной Украины и Западной Белоруссии. Вторые, часто пересекающиеся с первыми – что 22 июня состоялось не внезапное нападение нацистской Германии на СССР, а превентивный удар немцев по приготовленным для «захвата Европы» советским войскам.

Обе эти версии, в свое время популярные своей новизной, быстро взяли на вооружение многие антироссийские движения, в том числе и в нашей стране. Вместе с другими «черными мифами» о Великой Отечественной – «о заваливании немцев трупами», «о поголовном мародерстве и насилии Красной Армии над мирными жителями», «об оккупации Прибалтики и стран Восточной Европы» - они используются для ведения информационной войны против России, в которой вопросы и проблемы 60-70-летней данности по-прежнему остро актуальны.

Фальсификации истории способствует, отчасти, и тактика замалчивания неудобных моментов в истории СССР, активно использовавшаяся до 1991 года. Отсутствие до недавнего времени доступных и внятных исследований, подробно и без умолчаний  разбирающих причины неудачного для СССР начала войны, особенно на фоне наличия подобных работ в странах – союзниках СССР по антигитлеровской коалиции, не стеснявшихся признавать свои ошибки и недочеты, заставляло подозревать руководство страны в намеренном замалчивании и искажении фактов.

В результате, сегодня исследования, пытающиеся честно и беспристрастно ответить на вопрос о том, что же произошло 22 июня 1941 года, выглядят зачастую вторичными и не всегда могут опровергнуть неблагоприятное мнение, сложившееся в умах после прочтения трудов фальсификаторов. Кроме того, не опираясь на архивные документы и не перегружая читателя статистикой, эти «труды» оказываются более легкими и популярными, чем серьезные исторические работы.

В результате в сознании многих обывателей прочно укоренился миф о том, что СССР готовился к нападению на Германию, якобы «подтвержденный» значительным превосходством СССР в танках и авиации. И лишь немногие готовы дать себе труд разобраться в ситуации, и понять, что это превосходство никак не могло компенсировать ни еще более значительного перевеса немцев в личном составе, ни лучшей подготовки и технического оснащения Вермахта на первом этапе войны.

То же самое касается и освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии, в свое время захваченных Польшей в ходе войны 1919-21 годов, которое теперь в странах Восточной Европы привыкли называть «совместной с немцами оккупацией Польши».

Что же в итоге представляет собой дата 22 июня 1941 года?
Начнем с внезапности нападения. Реакция советского руководства на «предупреждения о скором германском нападении» является одним из основных поводов для критики со стороны современных историков и любителей военной истории. При этом многие упускают, что 22 июня было всего лишь одной из многих возможных дат, сообщавшихся разведкой.

До этого времени нападение немцев – только по сообщениям одного Рихарда Зорге – могло состояться в апреле, начале мая, второй половине мая, первой половине июня. При том, что Зорге был отнюдь не единственным советским разведчиком, и том, что названные даты одна за другой спокойно проходили, ни Сталин, ни руководство генштаба, ни кто либо еще к 20 июня не мог быть уверенным, что очередная дата не окажется пустышкой.

Конечно, стратегической внезапностью нападение не стало – имея в общих чертах представление о плане «Барбаросса» и наблюдая сосредоточение немецких войск, советское руководство прекрасно представляло себе, что война – дело времени, и пыталось предпринять соответствующие меры для подготовки. Однако, общее опережение в развертывании и преимущество в транспортных возможностях – немцы могли подавать с запада к линии соприкосновения в 1,5-2 раза больше железнодорожных составов, чем СССР – с востока, привело к тому, что накопление сил вермахта велось опережающими темпами по сравнению с РККА.

Сроки нападения, однако, оставались неизвестными советскому руководству, а держать всю армию в постоянной готовности к войне, независимо от его срока, было бы просто невозможно. В результате, то, что война действительно начнется 22 июня 1941 года, в Москве поняли лишь вечером 21-го. К сожалению, с учетом тогдашнего состояния военной связи, времени на то, чтобы поднять все войска западных округов и привести их в боевую готовность уже не оставалось. Большей части этих войск пришлось просыпаться от грохота бомбежки и артобстрела.

Следует при этом учесть, что войну с СССР, в отличие от предыдущих противников, немцы начали без предварительного периода напряженности – не было ни обмена угрожающими нотами, как с Польшей, ни полугода «странной войны», как с Францией и Великобританией.

Еще одним активно обсуждаемым вопросом является соотношение сил противников в приграничном сражении 1941 года. Многие, сравнивая силы сторон, пытаются сравнивать «валовую» численность армий, забывая, что отнюдь не все соединения с обеих сторон находились на фронте. Если же сравнивать те войска, которые вступили в бой, то немцы, с учетом сил своих союзников, сосредоточили в составе трех групп армий 181 дивизию, включая 19 танковых и 14 моторизованных, и 18 бригад (без учета сил, сосредоточенных в Финляндии и Норвегии). Всего в нападении было задействовано 5,5 миллионов человек, при поддержке 4171 танков и самоходок, 47260 орудий и минометов калибром 75 мм и выше, 4950 боевых самолетов.

Советские войска в западных округах насчитывали 3,3 миллиона человек (в том числе 2,9 в армии), свыше 10 тысяч танков, 32,9 тысяч орудий и минометов калибром свыше 75 мм, около 11 тысяч боевых самолетов. Существенно уступая противнику в численности, советские войска, казалось бы, превосходили его в танках и авиации, однако, все было не так просто.

В силу известных проблем советской военной промышленности – продолжающаяся индустриализация, нехватка кадров, перестройка существующих заводов на выпуск техники нового поколения, сочетавшихся с нехваткой квалифицированных технических кадров и ремонтных мощностей в армии – процент исправных танков и самолетов был довольно низок, составляя, по имеющимся данным, не более 70%.
Исправная техника, сама по себе, не была гарантией успеха – недостаточное тыловое обеспечение и дефицит запчастей, вкупе с низкой надежностью и недостаточной освоенностью экипажами новых боевых машин – таких, как КВ и Т-34, которые на тот момент еще страдали массой «детских болезней» – приводили к тому, что советские танковые соединения несли очень большие небоевые потери, прежде всего в ходе длительных маршей, которые пришлось совершать мехкорпусам западных округов  в первые дни войны.

Тоже самое касалось авиации – толком неосвоенные и недостаточно надежные в своих первых сериях «Яки» и «ЛаГГи», вдобавок весьма немногочисленные, не могли использоваться в полной мере, а более-менее освоенных «МиГов» так же было явно недостаточно, кроме того, как выяснилось вскоре, на малых и средних высотах они проигрывали основным немецким истребителям.

В артиллерии, с исправностью которой все было более-менее в порядке, неприятность заключалась в другом – острый дефицит мехтяги приводил к резкому снижению мобильности артиллерийских частей и подразделений, большая часть которых, передвигаясь с помощью лошадей или мобилизованных колхозных тракторов, была вынуждена перемещаться со скоростью пешехода.

Все перечисленное, в сочетании с не самым удачным размещением войск западных советских округов, позволило немцам в полной мере реализовать превосходство в численности на 2,2 миллиона человек, и завладеть инициативой в сражении.

Определить конкретного виновника проигрыша в приграничном сражении, скорее всего, невозможно. Свою долю вины несет военное руководство, точно так же как и политическое – первое – за явно неудачное размещение главных сил запанных округов, второе – за неверный выбор пути развития армии, приведший к несбалансированности соединений и их быстрому развалу в боевой обстановке.

Однако основную «вину» за поражение Красной армии в первых боях ВОВ несет, все же, противник. Располагая квалифицированным и дисциплинированным личным составом, надежной и достаточно хорошей техникой, штабами с опытом реального управления войсками в бою – немцы рассчитывали и на большее. Нужно сказать большое спасибо нашим дедам за то, что они сделали эти расчеты ничтожными.
Внезапность нападения и успех немцев в приграничном сражении оказали значительное влияние на последующий ход боевых действий. Кадровым частям Красной армии пришлось отступать под ударами врага, попадая в «котлы» и «клещи» прорываться из окружения, постоянно уменьшаясь в численности.

Завладев стратегической инициативой с первого дня, Вермахт не отдавал ее, постоянно наращивая силу ударов в строгом соответствии с принципами блицкрига, предусматривающими разгром противника до того, как он успеет воспользоваться всеми своими резервами.
Тем не менее, немцы не добились того успеха, на который они рассчитывали. Уже в июле 1941 года стало ясно, что одновременное продолжение наступления на всех фронтах невозможно, и нужно выбирать важнейшее направление. Выход на «линию А-А» (Архангельск-Астрахань), что было главной целью «Барбароссы», так и остался недостижимой мечтой.

Вермахту не удался ни разгром РККА – Советский Союз сумел восстановить армию после поражений первых месяцев, ни уничтожение промышленного потенциала СССР – большая часть промышленности западных областей была эвакуирована, а заводы Поволжья и Урала остались вне досягаемости. Впереди у немцев было много успехов – киевский и вяземский «котлы», прорыв к Москве, наступление на юге в 1942 году, но блицкриг был обречен.

Ценой больших жертв, СССР, ведя тяжелейшие бои и потеряв значительную часть территории, сумел остановить противника, не дать ему осуществить свои планы «молниеносной войны». В войне же экономических и людских потенциалов у Германии со всеми ее сателлитами не было шансов ни против Советского Союза, ни, тем более, против содружества нацией, объединенных в антигитлеровскую коалицию.-0-

Илья Крамник, военный обозреватель РИА Новости

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Loading...
Материалы по теме
Другие материалы раздела
19:04
08 Декабря 2017
После нас хоть потоп или почему Трамп признал Иерусалим столицей Израиля
Президент США заявил, что настало время официального признания Иерусалима столицей Израиля и поручил начать подготовку по переводу посольства из Тель-Авива в Иерусалим
19:12
06 Декабря 2017
Стало известно, сколько тратят на питание в Армении и других странах (ФОТО)
Около 42% потребительских расходов населения Армении приходится на продукты питания
13:58
04 Декабря 2017
Как уберечься от пожаров в отопительный сезон - советуют эксперты
О том, какова ситуация в Армении в связи с наступлением холодов, и как не стать жертвой пожаров или газовой утечки рассказалиначальник отдела пропаганды Госинспекции пожарной и технической безопасности при МЧС Сергей Айрапетян и начальник технической инспекции и отдела по газовому контролю "Газпром Армения" Ашот Григорян
14:55
02 Декабря 2017
Астрологический прогноз на год Земляной собаки - ЭКСКЛЮЗИВ "НОВОСТИ-АРМЕНИЯ"
Агентство "Новости-Армения" предлагает своим читателям эксклюзивный гороскоп от астролога-эзотерика Гургена Ованнисяна на наступающий год Желтой Земляной собаки
16:00
27 Ноября 2017
Маркедонов о победе "и–и" или как Армении удается совмещать европейскую и евразийскую интеграцию - Карнеги
Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов в своей статье, опубликованной Московским центром Карнеги, представляет свое видение того, почему сценарий четырехлетней давности не повторился на новом витке, и в чем секрет того, что Еревану удалось избежать проблем Украины или Грузии и благополучно перейти к "интеграции интеграций".
14:06
27 Ноября 2017
Парламентарии обсуждают проект заявления о выходе Армении из ЕАЭС
Принятие данного документа будет достаточным для начала процесса выхода страны из ЕАЭС, который, по мнению авторов проекта, ограничивает возможности Армении, в том числе, по налаживанию торговых отношений с другими странами
22:23
24 Ноября 2017
Армения – ЕС: вторая попытка сблизиться
Агентство "Новости-Армения" захотело выяснить, что предшествовало подписанию Соглашения Армения-ЕС и какие перспективы оно открывает для нашей страны
10:56
24 Ноября 2017
Подписание соглашения Армения-ЕС может стать самым громким событием саммита в Брюсселе
24 ноября пройдет пятый саммит "Восточного партнерства", впервые - в Брюсселе
13:07
22 Ноября 2017
Исполнителю теракта в Нью-Йорке предъявлены обвинения
Большое жюри присяжных Южного округа Нью-Йорка утвердило обвинительное заключение по делу гражданина Узбекистана Сайфулло Саипова, который 31 октября протаранил на грузовике людей на Манхэттен
17:49
17 Ноября 2017
Пропаганда и реализация спецпроектов. Как освещать интеграционные процессы в ЕАЭС?
Проблемы освещения интеграционных процессов в регионе стали основной темой обсуждений на прошедшем в Ереване медиафоруме "Освещение интеграционных процессов в регионе СНГ и ЕАЭС"
21:22
16 Ноября 2017
Церемония вручения восьмой премии президента Армении в ИТ-сфере состоялась в Ереване (ФОТО)
В резиденции главы государства состоялась церемония вручения восьмой премии президента Армении "За международный вклад в развитие ИТ-сферы"
18:19
16 Ноября 2017
Куда податься специалисту или зачем нужно высшее образование в Армении (ОБОБЩЕНИЕ)
Одной из самых актуальных тем для молодежи в Армении, впрочем, как и во всем мире, продолжает оставаться вопрос применения своих профессиональных навыков на рынке труда