487.29
-0.01
568.08
+2.76
8.23
+0.01
+12
Погода в Ереване
Рус
Новая эпоха жесткой конкуренции. Развивать ли демократию в Евразии? Часть 3.
18:49
01 Ноября 2007

Американские интересы в Евразии носят пока неопределенный характер, идет процесс их формализации. Вашингтон исходит из того, что в ближайшее десятилетие этот регион будет играть важную роль в мировом энергетическом рынке. Именно это во многом определяет интерес США к вопросам безопасности евразийских стран, региональной стабильности, а также той политической географии, которая там складывается.

Однако в «пост-петрол-экономике» роль Евразии на энергетическом рынке мира снизится до минимума, что повлечет за собой соответствующие политические последствия, в частности, падение интереса к региону ряда больших игроков извне, включая саму Америку. Тогда ситуация в регионе будет формироваться в прямой зависимости от экономического и политического развития Китая, России и всего азиатского региона. Америка была, есть и будет оставаться игроком извне, включенность которой в евразийские дела будет зависеть от динамики ее национальных интересов и политической тактики.

В краткосрочной перспективе США заинтересованы в развитии Евразии как энергетического региона. И, разумеется, в управляемости ситуацией в регионе. При этом Америка еще не определились для себя в вопросе важности развития демократии в евразийских странах. В частности, встает вопрос, как это может повлиять на их текущую энергетическую стабильность? Более того, американская политика демократизации региона – это, прежде всего, усилия по противостоянию России. Если США так заинтересованы в распространении демократии в Евразийском регионе, то им надо проводить эту политику и в отношении, например, Афганистана или Пакистана, а не концентрироваться именно на постсоветских государствах. Скорее, задачей США здесь является попытка создать «нероссийскую альтернативу» для местных элит.

При этом как Вашингтон, так и Москва сталкиваются с серьезной проблемой недопущения развала государств в Евразии и образования там неподконтрольных территорий, которые могут стать источником дестабилизации всего региона. Большинство в США видят решение этой проблемы во всяческой поддержке региональной интеграции, однако, такая интеграция сталкивается и с активными центробежными процессами в регионе, с противодействием ряда больших стран и амбициями местных элит. Кроме того, у Вашингтона не хватает политической воли, интереса и единства американского истеблишмента для интеграции Евразии.

Белый дом и Государственный департамент США исходят из того, что достижение реального суверенитета Евразии государств является первоочередной задачей политики США. При этом Америка не в состоянии предложить региону восточноазиатскую модель развития через предоставления гарантий безопасности и оборонительного американского или натовского регионального зонтика.

Сегодня политика США в регионе подразумевает борьбу против отдельных групп в местных евразийских элитах, включая российскую, которые преследуют свои групповые интересы вместо того, чтобы способствовать реализации национальных интересов и развитию демократии и свободного рынка. Это стало причиной глубоких разногласий Вашингтона и Москвы по вопросам природы и характера так называемых «цветных революций». Однако принципиальное решение Москвы сотрудничать с любым действующим в странах СНГ режимом приветствуется Вашингтоном. 

США и дальше будут стараться проводить в Евразии политику поддержки демократии, стабильности, свободы, прав человека, прозрачности процесса принятия решений, борьбы с коррупцией и т.д. Вашингтон исходит из того, что и Москве приходится признать, что угрозы, которые стоят перед постсоветскими странами, включая терроризм, распространение ядерного и традиционного оружия, экстремизм, слабость государственного управления и отсутствие в элитах четкого понимания национальных интересов, являются угрозами безопасности самой России. Это, можно надеяться, приведет к гораздо большему согласованию евразийской политики Москвы с США, Китаем, Индией, ЕС и т.д.

Вопрос о необходимости сотрудничества США с Россией - «главной евразийской страной», которая имеет вечные интересы в регионе, не подвергается сомнению. Проблема в том, как строить эти отношения. Москва не без оснований считает, что постсоветские страны являются сферой ее глубоких национальных интересов, как минимум, в области безопасности, социального управления, транспортировки энергоресурсов и т.д. Думается, что сегодня ни Москва, ни Вашингтон не в состоянии предложить друг другу модель сотрудничества. В этих условиях США, скорее, готовы пойти на модель «мягкого сотрудничества», без предварительной повестки со своей стороны и без традиционного разделения на сферы сотрудничества.

Однако представляется, что американский истеблишмент не примет, во-первых, признание монополии российских национальных интересов на постсоветском пространстве, а во-вторых, США будут всячески препятствовать российским попыткам увеличивать свою роль в решении вопросов, являющихся компетенцией суверенных евразийских государств.
У России, по твердому мнению Вашингтона, нет право вето на политику государств региона. Кроме того, в российской политике, по мнению американских чиновников, сегодня власть принадлежит сегменту элиты, заинтересованному в получении колоссальных доходов с натуральной ренты, а не отстаиванию национальных интересов. Права на вето в Евразии нет, правда, по другой причине, и у США. 

Кроме того, официальный Вашингтон не устраивает позиция России “status quo” по решению так называемых «замороженных конфликтов». Хотя в элите США тоже нет единого мнения по этим конфликтам, и, соответственно, нет достаточной политической воли для участия в их решении. Американский истеблишмент находится под сильным давлением со стороны национальных элит, особенно из Средней Азии и Южного Кавказа, доказывающих ему, что Россия не способна на глубокие компромиссы в вопросах, касающихся развития евразийских государств. А расширение НАТО в сторону Евразии и потенциальное появление военных объектов США и НАТО в расположенных там странах вызывает у Москвы опасения за собственную безопасность. 

Главная проблема США в Евразии сегодня заключается в том, можно ли (и как именно) сочетать продолжение политики, направленной на демократизацию, политическую стабилизацию и развитие рынков в евразийских странах с эффективным сотрудничеством с Россией. Например, сотрудничество с Москвой по иранской ядерной проблеме видится Америке сегодня гораздо более важным, нежели американские политические интересы в Белоруссии. В любом случае, Вашингтон предпочитает уходить от единого подхода в странах Евразии, в то время как Москва обвиняет его в наличии двойных стандартов.

Сотрудничество с Москвой дает США немало преимуществ, более того, компенсирует значительную нехватку американской «мягкой силы» в регионе и изобилие российской «мягкой силы». Однако само сотрудничество с Москвой сегодня возможно, лишь на базе экономической зависимости российской экономики от поставок энергоресурсов. По мере того, как российская экономика будет более диверсифицированной, и тотальная зависимость от энергопоставок будет преодолена, у США появятся многочисленные варианты для сотрудничества с Россией, которые сегодня невозможны.

Сотрудничество Москвы и Вашингтона в регионе будет более эффективным, если стороны перестанут, во-первых, заниматься политикой взаимного, причем, так, «на всякий случай» выдавливания, что особенно ярко проявляется в российской политике.

Во-вторых, постараются прекратить бесперспективную политику выравнивания своих возможностей в регионе с возможностями другой стороны, что особенно заметно в политике США, а сконцентрируются на своих национальных интересах в Евразии. Им требуется сегодня определиться со своими стратегическими национальными приоритетами в регионе, формализовать их с точки зрения реализации, по возможности, соотнести с интересами другой стороны, а также интересами самих стран региона и их элит. В случае серьезных расхождений нужен поиск компромисса и отказ от попыток агрессивного преследования своих интересов в ущерб партнерам. Необходимо признать позитивную и негативную роль как своей политики, так и политики своего партнера в евразийском регионе. И перестать, наконец, адресовать ее не региону, а друг другу.

Конечно, американские интересы в Евразии и их продвижение во многом зависят от развития внутренней ситуации в США. Политическая борьба в американской элите приводит к размыванию американской тактики в Евразии, а предвыборные циклы резко меняют иерархию целей и задач страны на данном этапе, дают возможность России и другим странам не только с успехом почти монопольно проводить свою политику в регионе, но и противостоять американской.

Принимая во внимание приближающиеся избирательные циклы в России и США, совместная повестка дня и репутация в регионе только выиграет от заведомо заниженных взаимных ожиданий в течение ближайших пары лет. Одновременно это дает возможность элитам попытаться подготовить новую повестку дня, чтобы не повторять ситуацию предыдущих администраций, которые начинали с чистого листа или оказывались под влиянием групп специальных интересов. -0-
 
Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности (США), член Экспертного совета РИА Новости

Loading...
Материалы по теме
Другие материалы раздела
09:02
31 Октября 2017
Захват детского сада в Армении: трагедия со счастливым концом
Беспрецедентный по накалу страстей и непредсказуемым трагическим последствиям инцидент произошел в понедельник в городе Армавир в Армении
10:55
25 Октября 2017
Маркедонов: изъяны многовекторности через призму "большой игры" или к чему приведет подписание соглашения Армении-ЕС
Совет Европейского союза опубликовал текст Соглашения о расширенном и всеобъемлющем партнерстве между Арменией и ЕС. Ожидается, что этот документ будет подписан на ноябрьском форуме стран–участниц "Восточного партнерства"
19:50
24 Октября 2017
Армения и Блокчейн: в свете грядущих перемен в меняющемся мире
Многие эксперты предрекают в ближайшем временем новую информационную революцию, сопоставимую с появлением интернета
12:43
18 Октября 2017
Маркедонов: переговоры - как зацепка от скатывания в пропасть мирного процесса по Карабаху
Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета Сергей Маркедонов задается вопросом, что именно скрывается за дипломатически отточенной фразой про "конструктивную атмосферу" женевских переговоров
11:06
18 Октября 2017
Бить или не бить: в Армении обсуждают проект закона о семейном насилии
Документ уже разделил армянское общество на два лагеря –сторонники проекта закона считают, что насилие должно быть наказуемо, а противники уверены, что он наносит серьезный удар по армянским семейным традициям
16:37
09 Октября 2017
Форум евразийского партнерства: основные тренды, проекты и надежды
Обсуждения на подобных форумах помогают создавать связи, которые в дальнейшем послужат основой для выстраивания нового уровня экономических взаимоотношений, о чем неоднократно говорили участники форума
16:50
26 Сентября 2017
Референдум в Курдистане: эскалация напряженности в регионе и позиция Армении (ОБОБЩЕНИЕ)
В Иракском Курдистане в понедельник состоялся референдум о независимости, более 93% участников которого высказались за создание независимого государства
17:29
20 Сентября 2017
Триединство "Армения-Диаспора-Арцах": цели намечены, часы сверены
В Ереване подвели итоги шестого форума "Армения-Диаспора", который проходил 18-20 сентября
10:16
16 Сентября 2017
Лапшин рассказал о покушении на его жизнь и "безумных выходках азербайджанского микроцарства"
Он также назвал сфабрикованными заявления, сделанные ранее от его имени
10:29
13 Сентября 2017
День X: Apple показала три новых смартфона
Новый флагман Apple можно уже сейчас назвать одной из самых громких технологических премьер это года, ибо впервые за десять лет Apple полностью изменила концепцию своего смартфона
12:44
12 Сентября 2017
Президент Алиев: игра на понижение
События, которые происходят сегодня в Азербайджане, можно смело назвать чередой сенсаций
19:44
11 Сентября 2017
Карабахский конфликт: провал дипломатии или полное отсутствие политической воли? (ОБОБЩЕНИЕ)
Круглый стол на тему "Безопасность и дипломатия в контексте Нагорного Карабаха: новый этап" прошел в понедельник в Ереване