485.16
+0.79
562.93
-1.22
8.23
-0.05
+9
Погода в Ереване
Рус
Настоящая цель Анкары в иракском Курдистане
16:41
29 Октября 2007

В последние 2-3 недели проблема вторжения турецких войск в Иракский (Южный) Курдистан для «уничтожения боевиков Партии рабочих Курдистана» (именно так переводится с курдского Partiya Karkeren Kurdistane - PKK) стала одной из самых злободневных тем в международной политике. Совершенно очевидно, что эта проблема не ограничивается операцией Турции против ПРК, а отражает всю сложность отношений Турции с Иракским Курдистаном.

Как известно, курдская проблема для республиканской Турции с момента ее основания является одной из важнейших внутри- и внешнеполитических проблем. Однако особое качество курдский вопрос приобрел для Турции с начала 90-х годов.

Создание после войны в Персидском заливе  впервые в современной истории курдов (не считая кратковременного периода во время Второй мировой войны в Иране) де-факто независимого курдского анклава на территории Иракского Курдистана было воспринято Турцией в качестве одной из крупнейших угроз безопасности.

Однако Турция  была вынуждена начать сотрудничество «иракско-курдскими группами» (так в Анкаре называли две крупнейшие партии Иракского Курдистана - Демократическую партию Курдистана и Патриотический союз Курдистана). Турцию беспокоило создание на территории «Северного Ирака» военных баз ПРК и необходимость совместной с иракскими курдами борьбы с ПРК. Более того, Турция обусловливала свои отношения с ДПК и ПСК их отношением к ПРК. В свою очередь ДПК и ПСК иногда шли на сотрудничество (в том числе военное) с Анкарой против ПРК, однако в целом открещивались от попыток Турции втянуть их широкий долгосрочный конфликт с ПРК. Лидеры иракских курдов заявляли, что «ПРК - это проблема Турции и мы не можем решить эту проблему вместо Турции». Турецкие власти понимали, что ДПК и ПСК используют ПРК в отношениях с Турцией для повышения своего статуса. Таким образом, присутствие ПРК в Северном Ираке создавало целый клубок противоречий, в котором каждая сторона получала определенные преимущества, наряду, конечно же, с негативными факторами. Для Турции наличие баз ПРК в Иракском Курдистане, хотя и стало одной из военных проблем, так как «Северный Ирак» (именно так, а не Курдистан, называют турецкие власти этот регион) стал важным военно-стратегическим форпостом ПРК, принесло следующие выгоды: 1) в Южном Курдистане появилась мощная дестабилизирующая сила (ПРК); 2) Турция могла использовать повод ПРК для вторжений в Южный Курдистан и дестабилизации обстановки в южнокурдистанском регионе. Для иракских курдов, с одной стороны, ПРК являлась дестабилизирующей силой, с другой, благодаря ПРК иракские курды претендовали на равные отношения с Турцией (для возможной совместной борьбы с ПРК). Ну, а ПРК также использовала этот сложившийся баланс сил, выживая в политическом и военном отношении.

Недовольство процессом суверенизации Иракского Курдистана в 90-х годах Анкара демонстрировала через многочисленные периодические вторжения турецких войск под предлогом преследования повстанцев ПРК, что дестабилизировало обстановку в Иракском Курдистане.

После свержения Саддама Хусейна курды стали одной из основных сил нового Ирака. Иракский Курдистан является наиболее безопасным и благополучным регионом в Ираке.
Турция считает, что законодательное оформление особого статуса Курдистана в составе Ирака и фактически полная экономическая самостоятельность от центральных властей в скором времени может привести к независимости.  

Основной страх Турции в отношении Иракского Курдистана обусловлен тем, что Турция считает (и небезосновательно), что этот регион может стать катализатором процессов общекурдского масштаба.

Поэтому ПРК, с которой турецкие власти не могут справиться с 1984 года, используется Турцией в качестве предлога для вторжения в Иракский Курдистан. Другой возможный повод - якобы дискриминация курдскими властями этнической группы туркоман показал свою полную несостоятельность. Основным  мотивом турецких властей является разрушение «курдского демократического эксперимента» (Иракский Курдистан считает себя единственной демократией в макрорегионе от Израиля до Индии), осложнение политической и экономической обстановки в этом регионе. Подтверждением этого являются подготовленные к недавнему заседанию Совета национальной безопасности (СНБ) Турции доклады турецкого Генштаба и Национальной разведывательной организации, в которых значительное место занимал анализ внутрииракской политики. Особенно Турцию беспокоит возможное включение в административные границы Региона Курдистан нефтеносного района Киркука и некоторых других важных районов этногеографического Курдистана, не включённых в 70-х годах в состав курдской автономии и подвергавшихся насильственной арабизации. Как известно, курды настаивают на проведении предусмотренного иракской конституцией референдума в этих районах.

Кроме того, одной из основных мишеней Турции является президент Курдистана Масуд Барзани, который фактически представляет собой сегодня общекурдского лидера. Анкару серьезно беспокоит, что в некоторых курдских районах Турции авторитет Масуда Барзани ощутимее авторитет турецких властей.

Давление Турции на иракских курдов с тем, чтобы предпринять военные действия против ПРК, преследует цель развязать гражданскую войну в Курдистане, что прекрасно понимают в Эрбиле (столице Иракского Курдистана), предлагая Турции решать проблему ПРК у себя в стране. При этом Турция отказывается рассматривать Региональное правительство Курдистана в качестве равноправного партнера, что привело к ликвидации трехсторонней турецко-американо-иракской комиссии по решению проблемы ПРК.

В Турции прекрасно понимают и признают, что военная операция в Иракском Курдистане не уничтожит боевиков и базы ПРК. Как отмечал на днях Сонмез Коксал, бывший в 1986-1990 годах послом Турции в Ираке, а впоследствии главой Национальной разведывательной организации Турции (MIT) во время трех вторжений турецкой армии в Иракский Курдистан, бомбёжки турецкой авиации не наносят существенного ущерба боевикам ПРК, укрывающимся в бомбоубежищах на глубине 20 метров под землёй.

Между тем очередная истерия Турции в отношении Южного Курдистана играет огромную мобилизующую роль для иракских курдов. Появление внешнего врага становится основой формирования политической курдской нации.       

Возможное установление экономического эмбарго в отношении Южного Курдистана, обсуждавшееся на недавнем заседании СНБ также не рассматривается в Эрбиле в качестве существенной проблемы. Экспорт Турции в Ирак составил в 2006 году более 2,5 млрд долларов, большая часть приходится на торговлю с Курдистаном. Убытки понесёт в первую очередь турецкий бизнес, особенно население и без того депрессивного Турецкого Курдистана, для которого торговля с Ираком является одной из основных статей дохода. Рынок Иракского Курдистана будет заполнен товарами из других стран. Власти Иракского Курдистана и без того предпринимают усилия для уменьшения доли преобладающего в его экономике турецкого капитала. –0--

Нодар Мосаки, - старший научный сотрудник Сектора курдоведения и региональных проблем Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для РИА Новости.

Loading...
Материалы по теме
Другие материалы раздела
09:02
31 Октября 2017
Захват детского сада в Армении: трагедия со счастливым концом
Беспрецедентный по накалу страстей и непредсказуемым трагическим последствиям инцидент произошел в понедельник в городе Армавир в Армении
10:55
25 Октября 2017
Маркедонов: изъяны многовекторности через призму "большой игры" или к чему приведет подписание соглашения Армении-ЕС
Совет Европейского союза опубликовал текст Соглашения о расширенном и всеобъемлющем партнерстве между Арменией и ЕС. Ожидается, что этот документ будет подписан на ноябрьском форуме стран–участниц "Восточного партнерства"
19:50
24 Октября 2017
Армения и Блокчейн: в свете грядущих перемен в меняющемся мире
Многие эксперты предрекают в ближайшем временем новую информационную революцию, сопоставимую с появлением интернета
12:43
18 Октября 2017
Маркедонов: переговоры - как зацепка от скатывания в пропасть мирного процесса по Карабаху
Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета Сергей Маркедонов задается вопросом, что именно скрывается за дипломатически отточенной фразой про "конструктивную атмосферу" женевских переговоров
11:06
18 Октября 2017
Бить или не бить: в Армении обсуждают проект закона о семейном насилии
Документ уже разделил армянское общество на два лагеря –сторонники проекта закона считают, что насилие должно быть наказуемо, а противники уверены, что он наносит серьезный удар по армянским семейным традициям
16:37
09 Октября 2017
Форум евразийского партнерства: основные тренды, проекты и надежды
Обсуждения на подобных форумах помогают создавать связи, которые в дальнейшем послужат основой для выстраивания нового уровня экономических взаимоотношений, о чем неоднократно говорили участники форума
16:50
26 Сентября 2017
Референдум в Курдистане: эскалация напряженности в регионе и позиция Армении (ОБОБЩЕНИЕ)
В Иракском Курдистане в понедельник состоялся референдум о независимости, более 93% участников которого высказались за создание независимого государства
17:29
20 Сентября 2017
Триединство "Армения-Диаспора-Арцах": цели намечены, часы сверены
В Ереване подвели итоги шестого форума "Армения-Диаспора", который проходил 18-20 сентября
10:16
16 Сентября 2017
Лапшин рассказал о покушении на его жизнь и "безумных выходках азербайджанского микроцарства"
Он также назвал сфабрикованными заявления, сделанные ранее от его имени
10:29
13 Сентября 2017
День X: Apple показала три новых смартфона
Новый флагман Apple можно уже сейчас назвать одной из самых громких технологических премьер это года, ибо впервые за десять лет Apple полностью изменила концепцию своего смартфона
12:44
12 Сентября 2017
Президент Алиев: игра на понижение
События, которые происходят сегодня в Азербайджане, можно смело назвать чередой сенсаций
19:44
11 Сентября 2017
Карабахский конфликт: провал дипломатии или полное отсутствие политической воли? (ОБОБЩЕНИЕ)
Круглый стол на тему "Безопасность и дипломатия в контексте Нагорного Карабаха: новый этап" прошел в понедельник в Ереване