481.77
-0.24
540.26
-0.7
8.5
-0.06
+13
Погода в Ереване
Рус
Договор и декларация
15:45
09 Апреля 2007

Не буду присоединяться к тому большинству комментаторов, которое выискивало в берлинской декларации ЕС по поводу 50-летия создания Европейского экономического сообщества, предшествовавшего ЕС, почти исключительно слабости. Хотя и меня огорчил отказ ради политической корректности от упоминания о христианских корнях Европы. В конце-концов Европа культурно-исторически это, прежде всего, Христианство. Что не мешало впитывать многое лучшее из соседних культур и цивилизаций. А иногда и воевать с ними. Впрочем, христиане воевали друг с другом не менее усердно, чем с соседями.

Жаль, что ради ублажения уставшего от расширения большинства в декларации опущен пассаж о возможном членстве в Евросоюзе Турции. Ей это членство было обещано и это обещание было одной из главных движущих сил турецкой модернизации. «Обмен» отказа от упоминания христианских корней на отказ от упоминания членства Турции – худший пример компромисса.

Больше всего меня огорчило незамеченное большинством обозревателей отсутствие в декларации описание новой цели европейского проекта – того будущего, к которому должна стремиться объединенная Европа. Знаю, что некоторые выдающиеся европейцы, участвовавшие в подготовке проекта декларации, предлагали далеко идущие и способные вдохновить идеи. Но немцы, взявшие на себя ответственность за декларацию, вынуждены были ограничиться текстом, содержащим только констатацию достигнутого. Нельзя обвинять в этом Берлин. Европа Евросоюза находится в очередном, может быть, самом остром за пятидесятилетие кризисе идентичности. Европейцы просто пока не знают, что делать ни в отношении будущего союза, ни в отношении Турции, ни в отношении России. Другое качество приобретают трансатлантические отношения. США оставаясь обществом, близким по ценностной, социальной системе,  перестают поддерживать европейский интеграционный проект. Американцы во многом создали его, но теперь все больше видят в нем конкурента.

Сказанное не может затмить восхищения потрясающим успехом Евросоюза. За пятьдесят лет была преодолена многовековая история самоубийственных войн, чудовищных самоедских идеологий и режимов. Нам, русским, надо только радоваться и быть благодарными другим европейцам, что с Запада нам больше ничего не грозит, кроме «мягкого» вызова, пусть иногда скучноватого, но комфортного для человека, гуманного общества, лучшего из всего того, что создала за свою историю человеческая цивилизация.

Можно с уверенностью предсказать, что через 5-7 лет Евросоюз выйдет из своего нынешнего кризиса, пусть даже путем разумного отказа от некоторых чрезмерных и нереалистичных целей, в частности создания квазифедерации с единой внешней политикой, политикой обороны. Шаг назад после нескольких шагов вперед кажется разумным, хотя и официально пока неприемлемым для лидеров Евросоюза, боящихся падения поддержки всего проекта в его нынешнем виде. Будут «переварены» и новые члены, чья внутренняя и внешняя политика не может не вызывать изумления. Европа переваривала и не таких.

Но, в любом случае, понятно, что на ближайшие годы Европа Евросоюза будет оставаться привлекательным, но нелегким и не очень дееспособным и надежным партнером для соседей, в первую очередь России.

Пока не только Брюссель не имеет долгосрочной российской политики, но и Москва не знает, чего хотеть от ЕС.  В условиях быстро изменяющегося мира, переходного характера ситуации в России, кризиса роста в Европе планировать надолго вообще трудно.
Пока вместо стратегии мы имеем внешне хорошие, но тактически внутри жестко конкурентные отношения.

Нет согласия по энергетике. Вместо интеграционного проекта общей энергетической политики, предлагавшегося Россией и многими в Европе (вспомним «план Проди» в бытность его президентом Еврокомиссии), элементы соперничества в политической риторике Запада явно преобладают. Россию обвиняют в энергетической «ненадежности» (как будто есть более надежные поставщики), постоянно ведут разговоры о создании сети обходящих трубопроводов. И это при том, что, насколько известно, реальное сотрудничество в энергетике носит весьма конструктивный характер.

Нас пытаются заставить мазохистски лишить себя монополии на доступ к экспортным трубопроводам. При этом поддерживаются весьма ненадежные  и даже  неприятные режимы и страны, которые лежат на пути следования российских энергоносителей, когда Россия требует нормальные цены за нефть и газ. Уже долгие  годы Брюссель пытается лишить Россию выгоды от использования ее естественного конкурентного преимущества – взимания компенсационных сборов за пролет над ее огромной территорией.
Налицо и исторически обусловленная разница в политических культурах, которая фигурирует  как «разрыв в ценностях».

Список разногласий можно продолжить. Есть и немалый список проблем, по которым согласие есть. Или по которым интересы совпадают.
Но разъединяющие вопросы пока преобладают, а по объединяющим движение пока затруднено.

В этой ситуации новую проблему могут создать переговоры о заключении между Россией и ЕС нового договора на смену морально устаревшего Соглашения о партнерстве и сотрудничества (СПС), заключенного в 1994 г. Срок его действия истекает в 2007 г., хотя  может быть автоматически продлен.

Я еще год-два тому назад был среди тех, кто ратовал за скорейшее заключение нового договора. Переговоры виделись способом вывести отношения России-ЕС из нынешней фактической стагнации. Теперь анализ позиций сторон, прежде всего, Брюсселя заставляет придти к более пессимистичным и даже тревожным выводам относительно будущего договора. В ситуации взаимного незнания чего друг от друга хотеть и преобладания в отношениях элементов соперничества переговоры, особенно если их неправильно вести, могут создать новые проблемы.

Еврокомиссия гораздо более бюрократически сильная, чем российская сторона, будет пытаться увязывать все вопросы со всеми. Она и сейчас уже хочет всеобъемлющего соглашения. Может быть повторена недоброй памяти история большинства т.н. разоруженческих переговоров. Напомню тем, кто не знает. Их ведение, стремление увязать все и вся, копить «козыри для торга» стало одной из двигателей гонки вооружений, продлило ее в конце «холодной войны» на несколько нет. Даже если удастся договориться с главами ведущих государств  Евросоюза и чиновники получат указания вести переговоры без жестких увязок, ближайшие несколько лет такие увязки будут продвигать часть «новых европейцев» и часто стоящие за ними американские манипуляторы. И даже если этот договор смогут подготовить, его практически наверняка будут торпедировать те же  «новички» во время его ратификации 27 странами. Невозможно представить, чтобы при сегодняшнем политическом раскладе парламентарии, скажем, Польши или какой-нибудь из балтийских стран удержатся от соблазна выдвинуть дополнительные увязки, поправки, которые будут неприемлемы для России. А угрозой этих поправок будут давить на Россию во время переговоров. Можно получить провал с взаимными обвинениями – результат худший, чем даже отсутствие договора или продление СПС.

В нынешней атмосфере не будет ратифицировано без десятков убийственных поправок даже соглашение, состоящее из такой, например, простой фразы: «Россия и ЕС собираются жить в  тесном добрососедском сотрудничестве».

Я не призываю отказываться от переговоров. Их надо  начинать и вести. Но делать это нужно с открытыми глазами. Не ждать близкого результата. Ни в коем случае не ставить искусственных дат, к которым нужно заключить договор. В Брюсселе уже сейчас, пожимая руки, распространяют слухи о том, что Россия, якобы, должна обязательно заключать договор до конца срока В.В.Путина. Нас уже загоняют в  искусственный цейтнот. Недавно мы в нем побывали, когда раз за разом ставили себе целью завершить переговоры по вступлению в ВТО в 2003, 2004, 2007 и т.д. году. Как только сказали: вступим, когда вступим, дела сразу пошли быстрее. Надо помнить и опыт, пожалуй, самого неудачного со времен позорного Брест-Литовского мира, договора, который заключила Россия – Основополагающего акта Россия-НАТО от 1997 г. Российские переговорщики действовали в рамках искусственного цейтнота, созданного нашим тогдашним президентом. В результате Акт подписали. А он, между тем, де-факто узаконивал принцип расширения НАТО. После этого прием Прибалтики, Украины, Грузии стал лишь делом времени. Что мы сейчас и имеем.

Пусть переговоры с ЕС длятся хоть пять лет. Будет накоплен дополнительный опыт взаимодействия. Россия если не свалится в саморазрушительную политику, станет еще сильнее.

Может быть, мы поймем, что при всей привлекательности торговли и взаимодействия с Азией без союза с Европой нам будет трудно. Начнет преодолевать свой нынешний кризис ЕС. «Новые европейцы» начнут становиться европейцами нормальными. В столицах стран ЕС, в Брюсселе осознают, что без тесного союза с Россией, Европа Евросоюза не сможет ответить на вызовы нового мира. И тогда можно будет заключать договор, заодно переименовав его из «договора о стратегическом партнерстве» в «договор о стратегическом союзе».—0--

Сергей Караганов, Декан факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ, для РИА Новости

Loading...
Материалы по теме
Другие материалы раздела
19:02
25 Мая 2017
Только 9% опрошенных верят в свою способность помочь беженцам – результаты опроса
Согласно результатам опроса "Гуманитарный индекс "Aurora 2017" только 9% респондентов убеждены, что их личный вклад может помочь решить глобальный кризис беженцев, а 32% опрошенных не смогли назвать лидера, способного решить эту проблему
18:07
23 Мая 2017
"Солнечная" напасть: армянские эксперты рассказали, как спастись от меланомы
Ежегодно в мае в разных странах мира проходит Всемирный день борьбы с меланомой
11:34
20 Мая 2017
Шестой созыв: в руководстве парламента Армении новые лица
Процесс формирования руководящего состава нового парламента Армении подходит к концу
14:35
16 Мая 2017
Война в Арцахе не закончена: первая реакция на очередную провокацию Азербайджана
Жителей Армении и Арцаха накануне взбудоражило сообщение о том, что Азербайджан применил управляемую ракету типа "Спайк" на линии соприкосновения с Арцахом, повредив одну единицу боевой техники. Агентство "Новости-Армения" представляет реакцию экспертов на произошедшее, а также их видение дальнейшего развития событий.
16:12
15 Мая 2017
Семейная идиллия: как в Армении строятся семьи и почему они разрушаются
Армяне – народ традиционный, для которого семья является ценностью номер один. Однако семья – это микромодель общества, соответственно, если со временем меняется общество и его мировоззрение, меняется и представление о семь
15:28
14 Мая 2017
Провал Армении на Евровидении-2017: первые отклики из соцсетей
Армянская певица Арцвик по итогам прошедшего накануне в столице Украины финала международного песенного конкурса "Евровидение-2017" заняла лишь 18-е место среди 25 участников – это один из худших результатов за все время участия Армении в конкурсе.  
16:15
13 Мая 2017
Легендарный кутюрье Вячеслав Зайцев преподал армянским женщинам урок модного мастерства (ФОТО)
Легендарный российский кутюрье Вячеслав Зайцев, которого называли «Красным Диором», накануне представил в Ереване свои лучшие произведения
17:05
12 Мая 2017
Муниципальные выборы в Ереване: кандидаты и их обещания (ОБОБЩЕНИЕ)
В воскресенье, 14 мая, в Ереване пройдут выборы в Совет старейшин армянской столицы
19:05
09 Мая 2017
Победный Арцах празднует 25-летие освобождения Шуши (РЕПОРТАЖ)
9-го мая в Арцахе отмечают тройной праздник – 72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне а также 25-летие освобождения Шуши и формирования Армии обороны
09:16
03 Мая 2017
The Wall Street Journal: миллиардер Кирк Кркорян задумал снять армянский аналог "Списка Шиндлера"
Темы создания и финансирования фильма "Обещание" миллиардером Кирком Кркоряном коснулась газета The WallStreet Journal.
14:32
02 Мая 2017
Как бороться с мусором и победить
Премьер-министр Армении Карен Карапетян в ходе очередного апрельского заседания правительства предложил ввести уголовную ответственность за выброс мусора в запрещенных местах.
14:29
28 Апреля 2017
The Economist о фильме "Обещание": шаг к признанию Геноцида армян
Голливудский фильм про Геноцид армян "Обещание", американская премьера которого состоялась 21 апреля, оказался предметом изучения одного из самых авторитетных британских журналов The Economist