484
-0.04
526.01
+2.91
8.52
+0.08
+9
Погода в Ереване
Рус
Россия после СССР. Точка невозврата
20:16
02 Февраля 2007

Мы уже второй десяток лет живем без СССР, а массовое сознание до сих пор испытывает переживания, которые получили название постимперский синдромом. Хотя я бы предпочел говорить о поствеликодержавном синдроме, потому что, в отличие от России добольшевистской, Советский Союз империей быть не хотел. Вначале маячила утопическая идея о мировой революции, которая ввиду ее полной несостоятельности переросла  в идею супердержавы.

Разница между империей и супердержавой существенная. Для того чтобы это понять, сравним СССР с Великобританией. Последняя приобретала колонии для собственного блага. Советский Союз развивал экспансию прежде всего для того, чтобы продемонстрировать всему остальному миру свою мощь,  с затратами здесь не считались. Когда в конце 80-х годов прошлого столетия пафос великодержавности ослаб, СССР распался. Причин две. Во-первых, Россия сочла великую державу, то есть СССР, делом для себя невыгодным. Во-вторых, элиты, а во многом и население, союзных республик захотели независимости от Москвы.

Я имел возможность в 1990-м году провести большой социологический опрос депутатов 1-го Съезда советов РСФСР. Среди них было примерно поровну коммунистов и демократов. В анкете было несколько вопросов, позволяющих идентифицировать наличие или отсутствие великодержавного синдрома. Так вот, людей, которые хотели бы видеть страну великой державой и среди коммунистов, и среди демократов было всего по 4%. Остальные эту идею отторгали и желали видеть Россию страной, не претендующей на мировое лидерство, а занимающейся решением своих собственных проблем. В общественном мнении настроения были примерно такие же. Но если посмотреть на историю России в XX веке, то можно заметить одну закономерность. За каждым из двух достаточно коротких периодов отторжения идеи великой державы следовала мощная волна великодержавного пафоса. Вряд ли это случайно. Дело в том, что на протяжении по меньшей мере 300 лет ощущение причастности к стране, которая играет ключевую роль в мировых политических процессах, было одной из важнейших характеристик сначала русской элиты, а затем и рядовых россиян.

Иначе говоря, чувство супердержавности за исключением коротких, «аномальных» периодов времени, было и остается как системообразующим элементом российской идентичности.

Сегодня этот элемент национального самосознания опять набирает мощь. Желание непременно быть великой державой сильно влияет и на версии распада СССР. Безусловную эмоциональную поддержку у большинства находит версия о «заговоре трех»: вот собрались в Беловежской пуще три президента и развалили великую державу.

Еще одна популярная версия – заговор «мирового закулисья», которому мощный Советский Союз был, как кость в горле, и потому было сделано все для его развала.

К слову, появился и новый вариант версии о «мировом закулисье», которое ныне всячески старается развалить великую Россию, поднимающуюся с колен и угрожающую гегемонии … В зависимости от склонностей исповедующего, сюда можно подставить какую угодно страну – США, Израиль и пр.

Желание ощутить себя великой державой способствует сохранению взгляда на бывшие союзные республики, как на младших братьев, которых мы опекали и любили, но которые оказались неблагодарными и убежали от нас. И это действительно искреннее и очень болезненное переживание значительной части российских граждан и элит. «Как так? Мы же вас кормили…» - это выпад против прибалтов. «Почему вы смотрите на Запад? Мы же все славяне!» - это обращение к Украине. «Вы что, с ума сошли так себя вести? Ведь на Кавказе наши интересы» - это упрек  грузинам. И так далее. Обида провоцирует нас на довольно странную демонстрацию собственной мощи. То нефтяную или газовую трубу перекроем, то цены грозимся поднять, то просто кулаком по столу стучим и сурово хмуримся. Результат получаем плачевный. Сейчас отторжение Москвы в элитах и общественном мнении новых независимых государств вновь растет, и это действительно обидно, поскольку мы упускаем возможность иметь хороших соседей и надежных друзей.

Потеря Советского Союза для России, помимо сложностей во взаимоотношениях с бывшими союзными республиками, породила много сложных внутренних проблем. Россияне, этнические русские  впервые за много лет оказались в положении доминантного этноса и одновременно в ситуации, когда наблюдается глубочайший популяционный кризис. Я имею в виду не только сокращение численности, но и ухудшение здоровья населения, и многое другое. А все вместе создает основу для мощнейшей волны радикального, агрессивного русского национализма. Националисты не хотят считаться с тем, что русский этнос составляет не 100%, а 80% населения страны и что оставшиеся 20% по большей части представляют компактные анклавы совсем не православного, совсем не русского этноса.

Я говорю о татарах и башкирах. Я говорю о якутах и бурятах, которые, между прочим, в значительно большей степени культурно ориентируются на Пекин, чем на Москву. Я говорю о Северном Кавказе. Эти этнические группы постоянно слышат: «Россия - для русских!». Результат – ответная волна национализма. Этот процесс ставит под вопрос само существование России в ее нынешних границах. И опасность распада страны будет возрастать до тех самых пор, пока будет усиливаться национализм.

Что нужно делать в такой ситуации? В первую очередь, признать реальность. Признать, что страны, ушедшие из Советского Союза, – это независимые суверенные государства, с которыми надо разговаривать на равных.

Признать, что Россия – в том состоянии, в котором она сейчас находится – не может претендовать на роль супердержавы. А значит, хоть это и болезненно, заняться устроением собственного бытия, не соревнуясь, а кооперируясь с центрами цивилизации, которые имеют возможность тратить на оборону – кто на порядок, кто в разы больше нашего.

Отказавшись от ложных мифов и приняв реальность, мы имеем шанс сохранить себя и наладить нормальные отношения со своим окружением. Альтернативы, по сути, нет. Но путь этот непростой. Изживание поствеликодержавного синдрома и многих связанных с ним комплексов будет трудным и займет много времени. Люди легко, конечно же, с этими комплексами не расстанутся – это их жизнь, их ценности. А потому еще довольно долго мы будем страдать, метаться, вести себя то эффективно, то неадекватно. Проблема только в том, чтобы успеть перекрыть те разрушительные тенденции, которые наши комплексы порождают в экономике и политике. Успеть сделать это до тех пор, пока еще не пройдена точка невозврата. –0--

Марк Урнов, председатель правления Центра политических технологий «Экспертиза»

Loading...
Материалы по теме

Другие материалы раздела
12:49
27 Марта 2017
Выборы 2017: обещания политсил по пенсиям и зарплатам
Агентство "Новости-Армения" завершает серию публикаций, представляющих позицию политических сил, участвующих в парламентских выборах 2 апреля, по самым актуальным вопросам. Последняя публикация охватывает круг вопросов социального характера.
20:22
25 Марта 2017
Клуб инвесторов Армении будет удивлять сюрпризами и новой бизнес-культурой
Премьер-министр Армении Карен Карапетян и президент группы компаний "Ташир" Самвел Карапетян после состоявшейся в субботу церемонии официального старта Клуба ответили на вопросы журналистов
21:52
24 Марта 2017
Семь причин для туристов выбрать Армению для отдыха
Агентство "Новости-Армения" представляет семь основных причин, почему вы должны выбрать Армению в качестве туристического направления.
11:13
23 Марта 2017
Выборы 2017: как излечить систему здравоохранения?
Проблемы в сфере здравоохранения Армении – одни из самых актуальных, сложных и застаревших. Свои варианты решения этой проблемы предлагают участвующие в парламентских выборах 2 апреля политические партии и блоки. Все они едины в одном: сфера нуждается в коренных реформах.  
19:05
22 Марта 2017
Министр финансов Армении не верит в предвыборные обещания партий по росту зарплат и пенсий
Министр финансов Армении Вардан Арамян назвал нереалистичными предвыборные обещания партий по увеличению зарплат и пенсий. В беседе с журналистами он проанализировал экономическую компоненту предвыборных программ партий и блоков, которые баллотируются в парламент, сопоставив их с реализуемыми властями шагами.
13:53
22 Марта 2017
Тер-Петросян: Карабахский конфликт будет решен в ближайшее время
Первый президент Армении, возглавляющий предвыборный список блока "Конгресс-Народная партия Армении", Левон Тер-Петросян назвал причины, по которым карабахский конфликт будет решен в ближайшее время, а также поделился своими соображениями, почему альтернативы поэтапному решению противостояния не существует.
13:01
22 Марта 2017
Армения за две недели до выборов: чего ожидать избирателям?
Предвыборный расклад уже достаточно очевиден, что позволяет подвести некоторые итоги и даже рассмотреть некоторые контуры поствыборной политической конфигурации
19:33
21 Марта 2017
Возвращение традиций: в Армении отпраздновали традиционный Новый год или Аманор
Празднование Нового года и армян имеет многотысячелетнюю традицию. Согласно дошедшим до нас историческим свидетельствам, армяне отмечали три новогодних праздника: Аманор, Навасард и 1 января.
13:57
20 Марта 2017
Международный эксперт назвал "основных убийц" населения Армении
Круглый стол-обсуждение на тему "Предотвращение и контроль неинфекционных заболеваний в Армении" проходит в Ереване 20-21 марта
22:10
16 Марта 2017
Хлеб у ограды армянского парламента и другие последствия кончины "доставщика еды"
Кончина "доставщика еды" Артура Саркисяна накалила и без того напряженную обстановку в предвыборном Ереване
13:39
16 Марта 2017
Выборы 2017. Армия - наше все!
Вопросы обороны, безопасности, армейского строительства занимают особое место в предвыборных программах политических сил Армении, участвующих в парламентских выборах 2 апреля.  В стране, пребывающей в состоянии перманентной войны, эти проблемы естественным образом становятся одними из самых ключевых.
11:13
14 Марта 2017
Нидерланды vs Турция: запоздавший урок демократии Эрдогану
Набирает обороты дипломатический скандал между Турцией и Нидерландами, который стал своеобразным продолжением конфронтации между Берлином и Анкарой по аналогичному вопросу – нежелания европейских стран разрешать на своей территории турецким официальным лицам проводить агитацию за конституционную реформу в Турции.